Как живут и выживают русские в Венесуэле? – Новости РуАН

Валенсия, fiesta, День сурка

— Начнем с того, что я искал работу со знанием испанского языка. Одно время работал здесь, в Беларуси.

— У тебя образование связано с испанским языком?

— Да. Я закончил БГУ, международные отношения, таможенное дело. Оставалось найти работу с испанским языком. В Минске работал. Но у нас это не очень удобно из-за разницы во времени, ведь, в основном, работал с Латинской Америкой. Вот и решил найти работу уже там. Задался целью, нашел работу в компании «Белзарубежстрой», которая как раз искала людей со знанием испанского языка. До конца как-то не верилось, что я куда-то поеду, пока не выдали паспорт с визой и сказали: «Все. Через пару недель вылетаешь».

— В каком городе базировался?

— Сначала был возле Каракаса, буквально 30 км — Гуатире. А потом перевели в Валенсию — 4-5 часов езды до Каракаса.

— Насколько отличается Каракас от других городов? Столица все-таки…

— Не особенно. Просто вся страна бедная и фактически все и везде одинаково.

— В чем заключалась твоя работа?

— Я работаю в сфере строительства. Про нашу организацию достаточно часто говорят в новостях, мы строим разные объекты в Венесуэле. Для этого, соответственно, нужны материалы. Это уже по моей части. То есть, их нужно закупить, чтобы потом что-то построить. В общем, занимаюсь снабжением.

— То есть офисная работа?

— Как сказать… По большей части находился на стройке, посещал поставщиков.

— Какие сложности в адаптации были первое время?

— Там совсем все по-другому. Что касается погоды, то очень жарко. Это чувствуется сразу при выходе из самолета. Еще было поначалу непривычно то, что у них всегда темнеет в шесть часов вечера. В любое время года. То есть, едешь по горам и — бах! Уже темно. И рассвет тоже в шесть. Как День сурка: всегда жарко, всегда рассветает и темнеет в одно и то же время.

Как живут и выживают русские в Венесуэле? – Новости РуАН

— Типичный венесуэлец — он какой?

— Очень позитивные люди, которые живут беззаботной жизнью. Ничто их не волнует: ни деньги, ни работать они не хотят — ничего. У них постоянная fiesta, праздник. Что-нибудь случилось, и все — fiesta, и они перестают работать. К примеру, пошел дождь — перестали работать. Даже если это случилось в два часа дня.

— А вообще приходилось заставлять людей работать?

— Заставлять их не стоит, им нужно предлагать. Венесуэльцы достаточно опасные ребята: они будут угрожать, могут выстрелить. Во время инструктажа в фирме нам объясняли, что в принципе венесуэльцы — это потомки пиратов и индейцев. Плюс испанские завоеватели. Поэтому и получилась такая гремучая смесь. В плане людей там еще интересно то, что они в то же время достаточно нежные, что ли.

— А какой там напиток самый ходовой?

— Ром 🙂

— Сам-то вместе с венесуэльцами веселился?

— А почему нет? Если компания безопасная, если есть где, то почему бы и нет?

Моторисадо, оружие, наркотики

— Здесь нужно понимать, что в Венесуэле процентов 70-80 людей живут ну очень бедно. Они живут в бараках, которые сами и построили неизвестно из чего. Там вряд ли есть пол, например. Вот как фавелы в Бразилии. Только в Венесуэле это называется баррио. Когда в Каракас въезжаешь, с одной стороны нормальные дома, а с другой — на всем горизонте, вот сколько видно — все трущобы.

В них не проведена ни вода, ни электричество — они его воруют: сами там как-то протягивают провода. Так в этих поселениях очень опасно. Там постоянно грабят, у жителей есть оружие, и туда нам ходить не рекомендовалось в целях собственной же безопасности. Чтобы организовать нам безопасное жилье, нас селили в хорошие дома — виллы или многоэтажки — и эти несколько вилл, несколько многоэтажек образуют так называемую урбанизацию.

Это такое своеобразное поселение с охраной, которое ограждено, и по этому ограждению пущен ток. То есть в пределах этой урбанизации максимально безопасно. Но там нет ни магазинов, ничего такого. Соответственно, нужно выходить, а сразу за забором уже небезопасно. Прямо возле пункта охраны — в двух метрах буквально — может подъехать мотоциклист — моторисадо, достать пистолет и потребовать отдать все, что есть.

Был и у нас такой случай. Мы на работу ездим на автобусе, и рекомендуется его ждать именно внутри локации. А люди вышли, стояли разговаривали. К ним подъехали мотоциклисты, вытащили пистолет и за 2 минуты забрали все ноутбуки, все телефоны — все забрали и спокойно уехали.

Еще один похожий эпизод расскажу. Люди поехали на море. А автобус, соответственно, не может подъехать прямо на пляж, и приходится какое-то расстояние идти пешком. Наши ребята шли с рюкзаками, другими какими-то вещами и встретили венесуэльцев. Ну, венесуэльцы как венесуэльцы. А те, видимо, обратили внимание на иностранцев, просто подождали и, когда те уже возвращались с пляжа, просто достали пистолеты и — «Отдавай».

А недавно был очень дерзкий грабеж. Когда просто ворвались в урбанизацию и забежали прямо в дом. Естественно, с пистолетами. Но не стреляли, они обычно бьют. Тоже забрали все ноутбуки, камеры, деньги.

— А оружие там, наверное, даже у детей может быть?

Предлагаем ознакомиться  Лицензия на табачные изделия

— Я думаю, что может. Нам, конечно, было запрещено иметь оружие, но в целом — это не проблема. Мне даже венесуэльцы предлагали.

— И сколько стоит там пистолет?

— Дело в том, что нельзя сказать, сколько и что стоит — там цены меняются каждый день. В прямом смысле. Там в магазинах нет ценников. Цену ты узнаешь только на кассе. Это потому, что в Венесуэле просто бешеная инфляция. Даже курс доллара у них двойной: официальный, по-моему, 6,5 боливар, а неофициальный — 65. И он там растет буквально каждый день.

— Получается, что венесуэльцы не питают особенного уважения к иностранцам. Или это только те, кто промышляет?

— Кто промышляет. А обычные венесуэльцы «за» общение, им очень нравится, что мы белые. Они даже фотографируются. Говорят: «Как из американских фильмов». А бандиты, их там называют маландрос, они очень заинтересованы в иностранцах. Нас даже инструктировали, что при себе нужно обязательно иметь какие-то деньги, чтобы в случае чего было что отдать.

— Как на это все смотрит полиция?- Она очень коррумпирована. Они не хотят и не будут ничего и никого искать. У нас был случай, когда украли интернет-антенну. Приехали сотрудники полиции, посмотрели и сказали: «Мы не будем ничего искать. Если хотите, ищите сами». Достали автоматы, постреляли в сторону джунглей — все, мол, сделали все, что смогли.

— Ради авто, получается, все это было?

— Ну получается, да..

Грудные имплантаты, нежные мужчины, безбрачие

— Идеалом женской красоты для венесуэльцев считается полная женщина с фигурой «гитары». На 16-летие для латиноамериканок самым лучшим подарком считается операция по установке имплантатов в грудь и бедра. Например, худые девушки, у которых нет денег, чтобы сделать такую операцию, могут очень сильно комплексовать из-за своей внешности.

В целом, я бы не сказал, что женщины там очень красивые. Это вот как смотришь голливудский фильм — там все девушки красивые, приезжаешь в Америку — там таких людей на улицах нет. Так же и в Венесуэле — не такие симпатичные они, как нам представляется. В основном, полные, с формами. Ну, венесуэльцам нравятся такие.

— В странах Латинской Америки распространена проституция в разных формах. А как с этим в Венесуэле?

— Никто не брезгует воспользоваться платной любовью. На улицах очень много «голубых», трансвеститов, которых легко отличить по внешности. Как-то там мужчины, по-моему, слишком нежными становятся. Но при желании достаточно много специфических мест, где легко можно найти девушку на ночь. Другой вопрос, что там нет санитарной службы как таковой, поэтому тот, кто решит воспользоваться такими услугами, действует сугубо на свой страх и риск.

— А известны ли расценки на любовные услуги?

— Как и на все в Венесуэле, цены на такие услуги меняются каждый день. Насколько мне известно, то долларов 50-60 за час.

— Зарабатывают деньги такими путем, в основном, местные женщины или какие-то приезжие?

— Да, местные. Причем большинство из них уже имеют детей. Кстати, венесуэльцы не заключают браки, не создают семьи. Просто им незачем это. Они либо живут вместе, либо нет. К 20 годам многие женщины уже рожают двоих детей. Когда маме 30 лет,то эти дети уже достаточно взрослые, и женщина может дальше гулять-отдыхать. А папы как не было, так и нет. Либо папа — местный маландро, который ездит стреляет, добывая деньги таким образом.

— Ты упоминал про большое количество гомосексуалистов на улицах. Их действительно много?

Фото: www.esoligorsk.by

— Да, они не стесняются, внешне легко узнаваемы. Венесуэльцы из числа тех, кто стремится побольше заработать, хотя таких не так уж и много. Они реже отдыхают, фиеста у них не так часто. И когда нужно как-то расслабиться, то зачастую находят такой вариант для утех оптимальным. Кстати, услуги трансвеститов и гомосексуалистов достаточно дорогие по сравнению с обычными проститутками.

— А как общество к этому относится?

— Им абсолютно без разницы. Никаких претензий к таким людям ни у кого нет. Я первое время брезговал, но потом сам стригся у таких парикмахеров.

Бензин за 15 центов, ядовитые змеи, стоматологи без инструмента

— Конечно. Страна очень колоритная. Есть как негатив, так и позитив. Главный негатив — это ситуация по безопасности, экономическая ситуация, когда нельзя предугадать, что будет завтра.

— У этой страны колоссальные запасы нефти и дешевый бензин…

— Один бак бензина, 50-60 литров, можно заправить по неофициальному, рыночному курсу за центов 10-15. Кстати, обменников нет вообще, и валюту купить по официальному курсу вообще невозможно. Поэтому покупку-продажу можно осуществлять с местным населением, но в 10 раз дороже. Кстати, автомобили, которые там ездят, очень удивляли в первое время. Они там могут ездить без стекол, без фар, с колесами разного диаметра и чуть ли не двери придерживаются на ходу руками.

Предлагаем ознакомиться  Социальная ипотека для бюджетников: общие условия для получения

— Так все же про позитивные впечатления…

— Один из главных позитивных моментов в Венесуэле — это очень красивая природа. Мы каждую неделю ездили на море, на лодках покататься. На Новый год ездили в Анды, лазили по горам, катались на конях, смотрели горные озера. В наш профессиональный праздник ездили на рафтинг — катались на лодках по горной реке.

Фото: www.esoligorsk.by

— В джунглях опасно? Змей много?

— Змей там везде много. Даже у нас на работе регулярно проводят фумигацию. Но все равно попадаются маленькие змейки — хоть и небольшие, но очень опасные и ядовитые. Поэтому в нашей аптечке всегда находились антидоты.

— А что ты можешь сказать об уровне медицины в Венесуэле?

— Нам не рекомендовали пользоваться местными медуслугами. Наша компания предоставляет медстраховку на полное обслуживание, кроме стоматологов. Один из наших людей поехал к венесуэльскому стоматологу, чтобы просто снять коронку. Но у врача не оказалось инструмента. Они искали его по всему городу (а дело было в Валенсии — городе, сравнимым по размерам с Минском). И так и не нашли, чем снять коронку.

Уго Чавес, Америка, политика

— Я прибыл в Венесуэлу, когда он уже находился на лечении на Кубе. Но отношение к нему такое, что никто и мысли не допускает, что, например, результаты президентских выборов могут быть подтасованы. Чавес — это свой парень, настоящий венесуэлец. Его поддерживали как бедные, так и богатые. Он говорил и делал именно то, что люди от него хотели.

Поэтому большинство жителей страны — без ума от него. Правда, в последнее время многие люди стали склоняться к оппозиции. И у нынешнего президента Мадуро поддержка уже совсем не та, что у его именитого предшественника. Он не лидер нации, каковым был Чавес. Люди сами так и говорят: «Мадуро — это далеко не Чавес».

— Что было, когда известили о смерти Чавеса?

— Сразу в стране объявили недельный траур. Все магазины и все заведения закрылись. Стало очень опасно находиться на улице, так как все собирались на манифестации, кричали, стреляли, били в кастрюли.

— Чавес и Мадуро всегда выступали с жесткой критикой Америки, считая США одним из главных врагов Венесуэлы. А как к этому относятся простые люди?

— Средний класс и бедное население к этой ситуации относится безразлично. Богатые настроены более позитивно, поскольку весь капитал, инновационные технологии привезены американцами. Но потом Чавес выгнал американский бизнес из страны. Официально все должны быть против американцев, но в то же время везде пользуются всем американским, вплоть до дверных ручек и окон. Да многое другое, образ работы и даже законодательная система построены по-американски.

— А какова политическая активность людей?

— Им все это довольно интересно. Они бурно обсуждают политику даже на работе. Кстати, если венесуэльцы что-то хотят обсудить в рабочее время, пусть и по рабочим делам, то им нужно специально для этого предоставить время, иначе они начнут бастовать и не будут работать. Прекратить работу могут, в принципе, по-любому поводу.

Кукурузные чебуреки, тараканы, ночные клубы

— Там практически все экзотическое, из привычных нам блюд мало что можно найти. Очень популярная еда — арепас. Это такой блинчик или лепешка, сделанный из кукурузной муки и воды. Это универсальная калорийная еда как для богатых, так и для бедных. Также эмпанада — своеобразный чебурек, тоже из кукурузной муки с начинкой из мяса, курицы, морепродуктов.

— А какого режима питания они придерживаются?

— С этим у них очень строго. Встают — сразу завтракают, приезжают на работу — и обязательно надо съесть одну эмпанаду, без этого просто работать не начнут. Потом в 12 часов обязательно второй завтрак или обед, потом полдник, ну и ужин. Если обедают, допустим, на час позже, то это очень плохо: говорят, что голодны и работать не могут, и перестают трудиться.

— Какие впечатления остались от посещения венесуэльских кафе и ресторанов?

— Основной колорит — отсутствие в Венесуэле санстанции со всеми вытекающими последствиями. Никогда нет уверенности, что в кафе не увидишь тараканов. Я, например, заказал салат, в нем были личинки. Курицу принесли однажды — она с перьями еще была. Можно сделать заказ, официант будет стоять и кивать, но принесет что-то совершенно другое, но поменять это уже нельзя будет, мало ли — ошибся.

— Отношение к чаевым?

— Они просто не ждут их. Как я уже говорил, венесуэльские люди абсолютно не гонятся за деньгами, тем более цены меняются каждый день, поэтому одна и та же сумма через день будет иметь совсем другую ценность.

Предлагаем ознакомиться  Лишение водительских прав за долги: по алиментам, по кредиту судебными приставами, судебная практика, Закон РФ, временное лишение прав

— А в ночной клуб ходил? Как там атмосфера?

— Да, посещал. Главная особенность — там играет сугубо латиномериканская музыка, редко где услышишь иностранные мелодии. Они считают, что если не понимают музыку, то неинтересно ее слушать. Такого мнения придерживаются почти все люди среднего возраста. Хотя молодежь может слушать и американскую музыку. Поэтому в клубе звучит около 80% латиноамериканской музыки.

— В клуб добираться и уезжать из него нужно ночью. Насколько это безопасно и какие меры предосторожности надо учитывать?- Никогда не знаешь, что можно ожидать на улице в любое время суток. Если кому-то надо, то будут поджидать тебя сколько потребуется. Бывали случаи, что и стрельба в клубах начиналась.

Симон Боливар, бесплатные тренажеры, индейские поселения

— День рождения Симона Боливара, День Независимости. Вообще у них есть праздники, которые относятся к определенному региону страны, ведь там 24 штата. В штате Карабобо, где я был, официальный праздник — День битвы при Карабобо, который отмечается 24 июня, в этот день объявляется выходной. Шествия или какие-то гуляния там не проводятся в нашем привычном понимании, потому что это достаточно опасно.

Фото: www.esoligorsk.by

— Интересен ли венесуэльцам спорт?

— У них популярен бейсбол, футбол. А вот чтоб играли в баскетбол где-то на улице, я даже ни разу и не видел. Очень распространена коррида, думаю, как и во всех латиноамериканских странах. Приглашают матадоров из разных стран и болеют в этом своеобразном соревновании за своих.

— А простые люди, молодежь, занимаются спортом?

— Начнем с того, что там нет стадионов для массовых занятий. Но в бедных районах есть площадки на улице, где стоят тренажеры — по-видимому, это заслуга Чавеса. И они никогда не пустуют, там постоянно занимаются люди. Все они достаточно подтянутые и неплохо выглядят. А богатые люди ходят в спортивные залы — для них это обязательный атрибут жизни.

— Образование, школы?

— Школы, как и урбанизации, также находятся за забором, охраняются. Большинство людей бедных не очень хорошо образованы, даже по-испански говорят с ошибками, плохо осведомлены о каких-то общих знаниях. А состоятельные венесуэльцы, которые учатся в университетах, — с ними есть о чем поговорить, у них пошире кругозор.

— Как там с порядком и чистотой на улицах?

— Очень грязно. По сути лежать на улице может все, что угодно. Как мне говорили венесуэльцы, там нет коммунальных служб, и мусор никто не вывозит. Его выбросили, и он там так и будет лежать и гнить на 30-градусной жаре. Соответственно, и запах специфический. А также крысы, змеи, все сопутствующее…

Фото: www.esoligorsk.by

— Какую роль в жизни венесуэльцев играет религия?

— Основная вера — католическая. Ну, а процент верующих, думаю, примерно, как и у нас: кто-то верит, кто-то — постольку-постольку.

— То есть наши представления о том, что там все фанатично верующие, неверны?

— Да, я тоже такими их себе представлял. Но на самом деле это всего лишь наш стереотип. Хотя в то же время, если венесуэльцы пишут кому-то смс или какое-то послание, то обязательно добавляют что-то вроде «Да будет Бог с тобой» или «Мы обязательно за тебя помолимся».

— А много ли храмов, что в них интересного?

Фото: www.esoligorsk.by

— Не так уж и много. За все время был только в двух. На службе побывать не довелось. Но внутри храмы такие же, какие я видел в Испании.

— Сохранились ли коренные индейцы?

— Коренных индейцев не видел. Но знаю, что своеобразные племена там существуют. В Венесуэле находится самый высокий водопад в мире — Анхель. Туда надо сначала добираться на самолете, потом плыть на лодке и после идти час-два по джунглям. И люди, которые там живут, — по виду это настоящие индейцы. Они живут в своих поселениях, очень плохо говорят по-испански. Про них мне рассказывали, что это люди, живущие беззаботной жизнью, без телефона, интернета — и их это абсолютно не заботит.

— Насколько тот испанский язык, который знал ты, отличался от того, на котором пришлось общаться в Венесуэле?- Испанский язык в Испании,где мне доводилось жить, и в Латинской Америке — это две большие разницы. В первый день я вообще не мог понять, что они говорят. У них целая куча своих слов. Это испанский с примесью какого-то индейского диалекта.

— Каково нашим согражданам, которые приезжают туда на работу, не зная языка?- Они общаются либо с помощью переводчиков, либо только между собой по-русски.

— Ты после отпуска снова отправишься в Венесуэлу работать?- Да, планирую еще там годик поработать.

Фото: www.esoligorsk.by

— А остаться там насовсем не возникало желания?- Нет. Я планирую еще подзаработать там денег и вернуться. Только отчаянные люди там остаются. Хотя остаются… Даже с заработком в 500 долларов, если их разменять по неофициальному курсу, там можно очень хорошо жить. Венесуэльские инженеры получают, например, гораздо меньше.

Фото со страницы Егора в социальной сети

Оцените статью
Право в твоем городе
Adblock detector